pppirate (pppirate) wrote,
pppirate
pppirate

Д.

Продолжение этого:
1) http://pppirate.livejournal.com/1102921.html

2) http://pppirate.livejournal.com/1116086.html

С моря ветер, всем телом загорать не получается. Я рубашку на пятнадцать минут сниму, Марина плечи оголит. Ложимся животами на покрывало, мной из Москвы привезенное. Я в солнцезащитных очках, Марина тоже. По большей части молчим, смотрим на море. Слушаем его шум, крики чаек. Хочу ее обнять, поцеловать в плечо, но не решаюсь. Нас, конечно же, находит Сергей. С вином со своим. С пластиковыми стаканчиками. С адыгейским сыром и абхазским медом. Разливает вино, режет сыр, макает его в мед. Уверяет, что все так в Европе едят. Соленое со сладким - до сих пор как вспомню, так вздрогну.



Однажды достал меня Сергей свои присутствием. Накатило - пошло все к черту, думаю. Безрезультатно стараюсь. Не выйдет ничего с Мариной.
-Не подавись сыром,- сказал я Сергею.
Марине счастья пожелал. Оставил их вдвоем на своем покрывале. Долго по галечному пляжу шел. Горько было. Полез в холодное море купаться. Думал, заболею, проваляюсь до конца отпуска, лишь бы дурака сырного не видеть, о Марочке не мечтать. Вернусь в Москву, буду работать, познакомлюсь в парке с хорошей девушкой.

Обед и полдник я пропустил. К вечеру ждал соплей - но нет, чувствовал себя на удивление бодро. Смотреть телевизор было скучно. Хотелось кушать. Решил сходить в столовую и, сославшись на недомогание, попросить разрешение взять еду в номер.
-Толя!- Марина окликнула меня у входа в столовую.
Я прямо-таки обалдел. То все Анатолий, а тут внезапно - Толя.
-Людмила Яковлевна видела, как ты купался. Она мне за обедом рассказала.- У Марины глаза наполнились слезами.- Толя, ты очень храбрый. Я бы в такую воду лезть не решилась.

После ужина Марина пригласила меня к себе в номер. Я остался у нее до утра. Марина называла меня Толей-дурашкой и говорила, что я ей понравился еще в поезде. Я - скромный, воспитанный и смелый. Сергей - ветреный и неглубокий.

У нас с Мариной получился гостевой брак. Она не хотела съезжаться. Испытывала чувство вины из-за того, что старше, что не может родить мне ребенка. У Марины было двое взрослых детей. С тридцатилетней дочерью отношения не складывались. У дочери была своя семья. Она настаивала, чтобы Марина ушла раньше срока на пенсию, сидела с внучкой. Марина не спешила становиться бабушкой. Внучку навещала редко, просила называть себя не бабой, а Марой.
С двадцатипятилетним сыном Марина ладила. Он жил с ней, каждую неделю привозил на смотрины девушек. Эта ничего, выбирала Марина. Эта тоже ничего. А та, вчерашняя, какая-то унылая. Не общайся с ней, сынок, скучно будет.
Дочь про мое существование ничего не знала. Сын меня сразу принял. Мы с ним пили пиво и смотрели по телевизору футбол.

Вечера с понедельника по четверг я проводил дома, с мамочкой. В пятницу брал на работу рюкзак, после работы ехал сразу к Марине. В рюкзаке был запасной комплект одежды, смена белья, две-три бутылки шампанского, коробка шоколадных конфет. С пятницы на субботу и с субботы на воскресенье мы с Мариной балдели. По очереди принимали пенную ванну с лепестками роз, надевали белые махровые халаты, слушали классическую музыку, пили холодное шампанское, закусывали конфетами или клубникой. В воскресенье я грустил - праздник заканчивается, завтра работа и мамочка. Марина меня успокаивала, гладила по щекам, мурлыкала по-кошачьи.

В одном месяце случилась у Марины задержка.
-Ну все,- вздохнула она.- Климакс у меня, Толя.
На всякий случай пошла ко врачу на следующей неделе. Звонит после, смеется в трубку:
-Климакс оказался беременностью. На аборт записалась.

Уж как я ее просил ребенка оставить: на коленях стоял, плакал, в церковь два раза затащил. Нет и нет. Боялась реакции дочери. Боялась урода родить. Боялась, что сил и времени не хватит ребенка на ноги поставить. Я говорил - я молодой, я справлюсь, я ни тебя, ни малыша не оставлю. Я просил родить - а если ей не нужен будет, заберу любого, больного, здорового, неважно. Но - сделала по-своему, легла на аборт. После больницы была радостная. От ненужного груза избавилась, и, вроде как, не старая, не климакс.

Я к Марине еще несколько пятниц приезжал. После выскабливая сексом заниматься в полную меру было нельзя. Вхолостую принимать розовые ванны почему-то уже не хотелось. Марина ворковала, я молчал. В очередную пятницу приехал, как обычно, в контору с рюкзаком. В шесть вечера вышел на улицу и повернул не в сторону метро, а сторону парка. Был конец апреля, Марина ждала меня отмечать год нашей любви. Я забрался на пригорок. Достал из рюкзака свитер, расстелил, сел. Открыл первую бутылку шампанского, подождал, когда стечет пена. Отхлебнул прямо из горлышка. До десяти вечера я праздновал конец любви. Вначале шампанским и шоколадными конфетами, потом воспоминаниями. Марину я больше никогда не видел.



Tags: истории
Subscribe
promo pppirate december 30, 2012 23:42 6
Buy for 100 tokens
все условия вам создала
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments