pppirate (pppirate) wrote,
pppirate
pppirate

Category:

анна берсенева - интервью

Еще одно интервью #13вопросов
Анна Берсенева - писатель. Настоящий писатель, а не автор сборника текстов из ЖЖ. Человек, книги которого много лет издают, продают повсюду, читают с удовольствием. Вы каждый день идете в офис на работу, Анна каждый день пишет.

1)Сколько у вас изданных книг?
39 романов и 5 нон-фикшн.
2) Вы когда-нибудь платили за то, чтобы вашу книгу издали?
Никогда. Но мне просто повезло: первая книга вышла в 1995 году, сразу очень хорошо продалась, и издатели дали мне возможность писать что хочу и как хочу, что оказалось для меня приятным, а для них правильным решением. Сейчас ситуация на книжном рынке другая, так что мой пример не показателен. Мне кажется, сейчас автору, который считает, что его книга должна дойти до читателей, но не может убедить в этом издателей, надо издавать ее за свой счет на одном из подходящих ресурсов и продвигать ее самостоятельно через соцмедиа - это довольно понятный процесс. Если окажется, что автор не ошибся в себе и его книга действительно нужна читателям, это сразу будет видно, и издатели его найдут.
3) Расскажите о первой книге. Какой сюжет, почему решили написать, сколько времени было потрачено.
Это было в чистом виде издательское предложение. Эксмо тогда являло собою не гиганта книжного рынка, а троих молодых людей, которые начали продавать книжки советских мэтров, быстро поняли, что читателям не хватает текстов о сильно изменившейся современной действительности, и стали активно искать новых авторов, которые хотели и могли бы об этом писать. Кроме того, они решили выстроить на русском языке всю линейку жанров массовой литературы: детектив, любовный роман и прочие. Любовный роман они мне и заказали - попросили написать историю Золушки, «потому что это всегда интересно». Правда, я любовный роман писать не была настроена, поскольку этот жанр не читаю и не люблю, но история Золушки устроила их даже в моем варианте - когда в финале принц оказывался подлецом, а Золушка оставалась без денег, квартиры и принца. Мне при этом казалось, что это абсолютный хэппи-энд. Я и сейчас так думаю, потому что описанная мной провинциальная девочка превращалась в Москве из наивного существа, ничего не понимающего ни в жизни, ни в себе самой, в человека с ясным представлением о том, чего она в жизни хочет, а главное, чего не готова для себя допустить ни при каких обстоятельствах. Оказалось, что мои представления об этом совпали с читательскими, книга была очень востребована. Она и сейчас переиздается, кстати, примерно раз в два года. А я после нее поняла, что мне хочется писать дальше, и эта случайная затея, эта проба сил полностью переменила таким образом мою жизнь.
4) Какую из своих книг цените, любите больше всего? Почему?
Если бы я не любила какую-нибудь из своих книг, то не переиздавала бы ее. Но я их все переиздаю, и перечитываю, и люблю. Я их писала с полной самоотдачей.
5) Расскажите об этапах работы над книгой. С чего начинаете, сколько часов в неделю уделяете работе, как прорабатываете персонажей.
Начинается обычно года за два до того, как я сажусь за стол. То есть я сижу за столом, конечно, но пишу другие книги, а новая вертится в голове в какой-то отдельной части сознания. Сначала - как вопрос, на который мне важно ответить, но я понимаю, что этот ответ не может быть прямым. На него должны отвечать люди своими жизнями. Их я и выдумываю. Когда общее представление об этих абсолютно вымышленных героях появляется, в каждого из них начинают вливаться разные черты характеров реальных людей, которых я знаю, и меня самой в том числе, и в самой большой степени. Все это не воплощается в чистом виде, а перемешивается и видоизменяется. Потом я начинаю думать, через какие события эти характеры могут проявиться - тогда появляется приблизительный сюжет. Потом я сажусь писать, и что-то в первоначальных моих представлениях меняется, как только герои начинают действовать и говорить. Это очень схематично, на самом деле все происходит не совсем последовательно, но в целом примерно так. Работаю каждый день, если не надо никуда идти. Стараюсь написать определенное количество страниц, иначе роман не получится, он просто в силу своего объема не появляется на одном дыхании, в отличие от рассказа, который на одном дыхании написать можно (хотя и не обязательно). А количество времени, которое для этого необходимо в день, варьируется. Иногда и целого дня не хватает, иногда достаточно нескольких часов. Со стороны и в пересказе все это выглядит очень скучно. Весь интерес для пишущего человека - внутри этой работы.
6) Было ли, что редактор вашу рукопись или часть ее забраковывал, отказывался принимать, просил переписать?
Мне фантастически повезло с редактором. Ольга Аминова - гений издательского дела. Это не значит, что она принимает у авторов все, что бы те ни написали. Это значит, она чувствует, что надо делать редактору, чтобы автор мог работать на пике своих возможностей. У нее нет желания самоутверждаться за счет автора - к сожалению, у большинства редакторов оно есть. Если Ольга Аминова что-то советует, то делает это потому, что у нее блестящий вкус, а не из соображений «если бы эту книгу писала я, то написала бы вот так, и вы тоже так напишите». Не могу представить, как я работала бы с другим редактором.
7) Если вам предложат очень хорошие деньги, сможете написать порно-роман?
Конечно! Светлый образ Генри Миллера вел бы меня за собой.
8) Если вам предложат три миллиона евро, напишите и издадите под своим именем биографию Путина, рассказывающую только хорошее и страстно агитирующую за нынешнюю власть?
Ну уж нет, такую порнуху ни за какие деньги не напишу.
9) Расскажите, как работают маркетологи в современных издательствах. Как придумывают легенды, где крутят рекламу, как раскручивают автора, на каких авторов делают ставки.
Маркетологи в современных издательствах работают плохо за редким исключением. Повторяют заученные и совершенно стандартные маркетинговые ходы, никого толком не раскручивают, потому что почти не умеют. Это даже не всегда их вина: работа квалифицированного маркетолога стоит дорого, вообще, на эффективную рекламную кампанию нужны большие деньги, это резко увеличит цену книги, а значит, при нынешней покупательской способности населения ее просто не купят. Например, самая эффективная (кроме телевидения, но оно книги вообще игнорирует) реклама в Москве, где происходят основные продажи - щиты вдоль эскалаторов метро. Это примитивно, но работает наилучшим образом. А сейчас, если вы заметили, оттуда даже рекламу айфонов и техники Sony убрали, потому что цена этих щитов даже для компаний такого уровня стала непомерной, а о книгах и речи быть не может. Ну, ведут издательский сайт, рассылают по соцсетям информацию, отправляют новинки в СМИ - максимум, что могут сделать книжные маркетологи. Кто поквалифицированнее, работает с книготорговлей, с оптовыми покупателями, продвигая свои книги в торговые сети - встречи с авторами в книжных магазинах, мерчендайзинг. Но даже и это немногое относится только к очень ограниченному кругу авторов. В основном же издатели просто кладут книгу на прилавки и ждут, что автор сам приложит усилие к ее раскрутке, пользуясь личными связями.
Еще не надо забывать, что количество книжных магазинов в стране мизерное. Вообще, необходимость чтения в том обществе, которое у нас успешно создано, более чем сомнительна. Зачем здесь читать обычному человеку? Это поможет быть успешным, зарабатывать больше денег? Все же видят, что нет. Вступи в правильную партию, правильно вылизывай начальство, не высовывайся, делай что скажут, не рассуждая - вот рецепт успеха. Чтение при этом только мешает, люди же это если н понимают, то чувствуют.
Но все-таки люди книжного мира как-то в этих условиях пытаются существовать. Некоторые маркетологи умеют работать с библиотеками. Библиотеки - это отдельный разговор. Столько, сколько делают для продвижения книг они, не делает никто. Бесконечные встречи устраивают по всей стране, причем умеют собрать на них людей, веб-встречи, фестивали с большим количеством прессы - просто очень много всего. По приглашению библиотек я вмю страну объехала, от Калининграда до Владивостока, и хорошо знаю российское библиотечное сообщество, у меня была возможность видеть его в мировом контексте. Это абсолютно единый уровень, российское ни в чем не отстает и ничем от мирового не отличается. За исключением того, что связано со взаимоотношениями с властью, которая теперь желает контролировать каждый чих всех и вся. Но это уже проблема не библиотек.
10) Расскажите, как издательства продвигали книги и новых авторов десять, двадцать лет назад.
Двадцать лет назад - более наивно и более креативно. Менее стандартно, более разнообразно по замыслам. Но тогда была смешная идея, что можно «сделать» автора. То есть была попытка использовать маркетинговые и пиар-технологии не для продвижения автора, который что-то собой представляет, а для создания из дерьма конфетки. Все думали почему-то, что написать так, как Акунин или Роулинг, могут многие, а знамениты они промто потому, что их хорошо рекламируют. Это абсолютная ерунда, конечно, но, к моему удивлению, и до сих пор немало людей в этом уверены, хотя уж казалось бы, можно было за долгие годы понять, что жизнь устроена более тонким образом.
11) Расскажите о своей работе в издательстве. Чем занимались, какие курьезные случаи происходили.
Я всегда была в издательстве Эксмо в основном автором. Это больше двадцати лет жизни, не перескажешь! А лет десять была у них еще и рецензентом - читала поток самотека. И довольно много авторов в нем обнаружила. Первую рукопись Донцовой, кстати, прочитала и сразу сказала главреду, что это будет самый продаваемый его автор. Это было для меня очевидно - текст был дико смешной, очень витальный и совершенно оригинальный. Ну и многих других авторов, очень популярных теперь, выявила тогда.
12) Назовите любимого из современных русскоязычных авторов - только одного.
Я дома наблюдаю такого автора - своего мужа Владимира Сотникова. Не потому что он муж, а потому что его книги - то, что останется от нашего времени. Мой жизненный и читательский опыт позволяет мне это понимать.
13) В каком виде будет существовать литература через 100 лет? Люди будут читать? Люди будут писать?
В литературе, конечно, будут происходить внутренние перемены, но они и всегда происходят вместе с переменами жизненной парадигмы. Ну вот не было же когда-то русского реалистического романа ХIХ века, а потом он появился, и был чем-то принципиально новым, и в этом качестве стал достоянием человечества в целом. А теперь этой повествовательной манерой, психологическими приемами, условно говоря, Толстого, Тургенева и Достоевского пользуется массовая литература. И сейчас, мне кажется, в литературе появится что-то принципиально новое, и речь не о смене носителей, это как раз не принципиально. Но вообще литература будет существовать всегда. И читать люди будут, и тем более писать. Это занятие - на уровне основного инстинкта.

Tags: #13вопросов, 13
Subscribe
promo pppirate december 30, 2012 23:42 6
Buy for 100 tokens
все условия вам создала
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments