pppirate (pppirate) wrote,
pppirate
pppirate

Categories:

размороженный

Когда меня разморозили, я сразу вспомнил последний день той жизни. Был ноябрь, и утром я не пошёл в офис. Все ведь уже решил. Дайте прожить хотя бы день без суеты. Не спал, но и не отвечал на сообщения и звонки. В двенадцать вылез из-под одеяла. В комнате было холодно. Надел толстовку с капюшоном, выпил три кружки кофе. На обед заказал острую китайскую лапшу. Покалывали кончики пальцев - возбуждение, предчувствие свободы, других миров. Когда стемнело, вышел на улицу. Прошёл два квартала в дальний бар, чтобы никто не увязался потом, не надумал спасать. Заказал столичной со льдом.

Я неожиданно быстро напился. Хотелось говорить, выплеснуть все, оставить мысли в этом баре. За мой столик пересел бородатый парень - мне казалось, ему интересно. Он слушал и смотрел, почти не моргая. Я рассказал, что устал. Что бывшая жена требует деньги на дочь. Я не могу больше приходить к дочери по воскресеньям и говорить про радужных единорогов. Мне неинтересно. Я объездил полмира и больше никуда не хочу. Нет смысла работать. Нет смысла читать и скроллить айфон. Я уйду этой ночью, в дешёвой комнате на двенадцатом этаже. Сосед вернётся с ночной смены, постучится ко мне занять пакетик чая, толкнет дверь, войдёт, а я буду лежать на диване, и он не сразу поймёт.

Утром сосед постучался, толкнул дверь - меня не было на диване, меня не было на полу. Меня не нашли, объявили в федеральный розыск, потом  признали умершим.

А я лежал замороженный в прозрачной капсуле. Старели, умирали, сменялись люди, ухаживающие за мной. Я не видел их и не видел снов. Я был и не был одновременно.

Меня заморозили одним из первых. Эксперимент только начинался. Им нужны были те, кто хочет уйти. За мной, оказывается, следили полгода. Они изучили мою медицинскую карту, они знали, что я физически крепкий, у меня не бывает насморка, и не болит горло. В роду не было онкобольных. Моё тело подошло для эксперимента.

Изменился ли мир? Конечно, изменился. Здесь многое, как мы предполагали, как снимали в фантастических фильмах. Нет стран. Земля - одно большое государство. Достаточно проглотить таблетку, чтобы быть сытым. Мясо и овощи едят ради удовольствия, развлечения. Алкоголь не пьют, потому что есть другие вещества, они дарят другие эмоции, и так как людям не надо много работать, они вдыхают в своих семиметровых  квартирках разноцветные пары, кладут под язык разные штуки, капают в нос, глаза и уши. Улицы - будто сплошной торговый центр, по стенам плывёт реклама, пешеходы замерли на движущихся тротуарах, над головами шелестят шаролеты. Небо видно редко, узкие полоски голубого света. Я скучаю по небу.

Я по всему скучаю. Удивительно - я так устал тогда, мне так все надоело, а сейчас тоска. Ведь на самом деле это было прекрасно - сидеть в офисе, пить  столичную, гулять в парке, наблюдать за голубями, дарить дочери единорогов, листать бумажные книги, подцеплять деревянными палочками суши, ехать на море, валяться на горячем песке.

Мне выдали таблетки для адаптации и поселили в семиметровую квартиру. Я ценный экземпляр. Организм легко перенёс разморозку, и я многое могу рассказать о своём времени.

Мы думали, интернет сохранит любые данные. Но нет, все стерлось, я не смог найти ничего о дочери. Как она жила, как умерла? У меня должны быть прапраправнуки. Я очень хотел увидеть их, подал официальное прошение. Мне сказали - ждите. Однажды утром у моего окна завис шаролет. Я зашёл внутрь - там сидел человек в чёрном костюме, чиновник.
- Ваш запрос удовлетворён частично, - сказал он. - Вы не можете познакомиться с потомками, но можете увидеть, как они живут. Шаролёт поднялся над городом, и я увидел вдруг небо, и облака, и даже птиц. Я думал, город бесконечный, но вдруг он остался позади, и шаролет летел над полями, рекой, белыми домиками с черепичной крышей. Шаролёт опустился перед одним из них, и я увидел себя. Нет, это, конечно, был не я. Это был мальчик лет шести, играющий в саду, среди цветов, и он был поразительно похож на меня. Мои гены проявились в этом мальчике спустя столько лет. Я смотрел на него и плакал. Пусть он, в отличие от меня, будет счастлив.

Нет, не было никакого дома с черепичной крышей. Не было реки и не было полей. И не было мальчика. Мне отказали в прошении, а чтобы я успокоился, и адаптация прошла быстрее, записали в память короткое воспоминание о мальчике - оно стерлось через полгода. Я живу в маленькой квартире, и три дня в неделю за мной прилетает шаролёт. Отвозит в лабораторию, где копируют мою память, задают вопросы и беседуют. Я почти привык, но все же надеюсь, что где-то на улицах города встречу похожего на себя мальчика, или мужчину, или старуху.


Tags: истории
Subscribe
promo pppirate december 30, 2012 23:42 7
Buy for 100 tokens
все условия вам создала
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments