June 16th, 2015

кано

Расскажу про Кано, даже если уже рассказывала.

Я ее на днях вспоминала, искала в Фейсбуке. Не нашла.

В институте у нас была девушка по имени Ксения.
Ксения носила ботинки сорок второго размера, клетчатые рубашки и мужской жилет. Говорила басом. Волосы у нее были короткостриженые, седые на висках. Ксения начала седеть в пятнадцать лет.

Мать Ксении работала в институте уборщицей, и мы были уверены, что она упросила декана или ректора поспособствовать поступлению дочери. В любом случае, конкурс был большой, и без протекции Ксения вряд ли сдала бы все экзамены.

Когда преподаватели задавали Ксении вопрос на семинарах, она молчала и покрывалась краской. От нее быстро отставали: дурочка юродивая, ничего с ней не поделаешь, сидит тихо, да и ладно.

И только преподавательница по уголовному праву, едкая, очень активная восьмидесятилетняя старушка Ленина Дмитриевна не могла от Ксении отлипнуть, троллила ее при каждой встрече. Любовь ее к Ксении началась с курсовой.
У нас была первая курсовая по уголовному праву. Думаю, все представляют себе, что такое курсовая, и какого она должна быть объема. Ксения уместила курсовую на одном тетрадном листе. Лист был даже не двойной, одинарный, вырванный из тетради, и неровные края его не были подрезаны. На одной стороне было написано большими буквами, от руки: КУРСОВАЯ КСЕНИИ ВЛАДИМИРОВНЫ ХОРХОРДИНОЙ. На другой стороне были непонятные каракули, которые даже опытная Ленина не смогла разобрать.
Collapse )
promo pppirate december 30, 2012 23:42 7
Buy for 100 tokens
все условия вам создала