Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

promo pppirate december 30, 2012 23:42 7
Buy for 100 tokens
все условия вам создала

последний спектакль

Не люблю театры. Мне кажется смешным, когда взрослые дяди и тети кривляются на сцене.

Последний раз я был в театре в 23 года. Не помню, что был за спектакль, но отлично помню, как в антракте подралась со страшной теткой.

Collapse )

жадность

Мне было 10 лет, и у меня было две жвачки. В блестящей красной обертке и в блестящей синей. Жвачку привез из-за границы родительский друг. Непонятно еще, почему я ее не сжевала сразу, почему решила приберечь.

Collapse )

в писку

Мне сегодня позвонил один знакомый из Питера. Очень культурный, интеллигентный человек. Музеи любит, театры. Неприличных слов в лексиконе не держит.
И вот, значит, позвонил и говорит:
-Я в Москву на неделю еду.
-Хорошо,- отвечаю я.-Может, увидемся.
-У меня такой вопрос...
-Да?
-В писку дашь?
-Что? - прихуела я. Никак не ожидала, что он такое слово произнести может.
-В писку дашь?- повторил он.
Я помолчала секунд двадцать, собралась с мыслями и твердо ответила:
-Нет. Не дам.
-Ну ладно. Может, кто другой даст.

И только через полчаса я вспомнила, что впиской раньше называли квартиру друзей или знакомых, в которой можно на халяву остановиться.

Ни в писку не дам, ни вписку. Вот так.

переделанный рассказ про корыто

Корыто работала библиотекарем в университетской библиотеке. Выдавала книги студентам. И читала эти же книги, запивая историю шестнадцатого века чаем, разбавленным калининградским коньяком.
У Корыто была прическа-ежик - дотронешься ладонью, колется.
Из одежды Корыто предпочитала мужской спортивный костюм, купленный на рынке, и кожаную косуху.
Корыто стеснялась своих маленьких ног тридцать шестого размера и маскировала их, покупая мужские ботинки и выкладывая их ватой, чтобы не хлюпали.
Летом Корыто отдыхала на русском Севере. Предпочитала Северодвинск. Туда Корыто ехала с кистями, красками, мольбертом и ручкой от старой маминой мясорубки. Кистями и красками она писала Белое море, а ручкой от мясорубки трахала женщин, отчаявшихся ждать, когда выйдут из запоя и выполнят супружеский долг их непутевые мужья.
На Севере встречались милые, добрые, готовые обогревать и обласкать костлявое корытино тело женщины. А в Москве восхитительного, волшебного романа не получалось. Избалованные москвички жаждали денег и положения в обществе. Корыто дала себе слова не влюбляться в москвичек и не влюблялась целых полгода. А потом встретила Ее.
Она была пятидесятилетней актрисой театра. Играла матерей главных героев, пожилых служанок, школьных учительниц.
Звали актрису Людмилой. У нее была грудь седьмого размера и длинная седая коса.

Collapse )

Рудольф Нуреев

В прошлом посте есть фотография могилы Рудольфа Нуреева.

Балет я не люблю, но смотреть на Нуреева и читать про Нуреева мне всегда очень нравилось. Яркий, талантливый, смелый был человек.

Хочу выложить здесь отрывок из книги Бориса Носика (отца долбоеба Антона Носика) - о том, как Нуреев остался в Париже.


В апреле 1961 года советский самолет приземлился в парижском аэропорту Ле Бурже, и по трапу его сошла балетная труппа Ленинградского театра имени Кирова, бывшей Мариинки. В этой шумной толпе находился невысокий, худенький двадцатитрехлетний солист балета Рудольф Нуреев. Как и все гастролеры в тот день, он был взволнован предстоящей ему первой встречей с Парижем. Для него, как для любого русского, все эти названия – Франция, Париж, Бурже – звучали магически. Однако даже он, отнюдь не лишенный амбиций молодой артист балета, мечтавший о зарубежной славе, вряд ли мог в тот день предположить, какую роль сыграет в его жизни Париж, и в частности этот вот самый, уже ставший к тому времени тесным для Парижа, уже выходивший в тираж аэропорт Ле Бурже. При всех своих амбициях вряд ли он смог бы предположить, какую славную страницу суждено вписать ему, татарскому мальчику из Уфы, в художественную историю Парижа. И какую драматическую страницу впишет случай с пассажиром лениградского рейса Нуреевым в последние главы истории аэропорта Ле Бурже…

Впрочем, все это случится позже, а пока – парижский аэропорт, толпа встречающих, автобус, отель «Модерн» на правом берегу Парижа близ площади Республики. Кого ж из русских туристов и командированных средней руки не селили в 60-е, 70-е и даже 80-е годы в отелях близ плас де ла Репюблик? Считалось, что там дешевле. Там и было дешевле. А чтобы было еще дешевле и еще надежнее с точки зрения взаимной слежки, ленинградских артистов селили по двое в номере. Но что там отель! Что там слежка! Рядом с отелем ведь тянулись знаменитые Большие бульвары, самые что ни на есть театральные и притом «бульварные», а по ним дорога вела прямо ко дворцу Гарнье, знаменитому Театру оперы и балета…

С этим зданием связан был первый западный успех Нуреева и его последний, предсмертный успех, с ним связаны были чуть ли не все главные выпавшие на его долю почести, его последние земные усилия, его прощание с друзьями, с Парижем, с жизнью. Но и это все было позже, а мы ведь с вами еще только в мае 1961 года, когда Рудольф Нуреев впервые с волнением вошел во дворец славы, тот самый, где пел Шаляпин, где танцевали Нижинский, Карсавина, Лифарь…

Collapse )

Слава

 Лицо андрогина, выложенное в предыдущем посте, напоминает мне Славу...

Со Славой мы познакомились, когда ему было девятнадцать, а мне двадцать один.

Мы с Танькой возвращались из театра. До Театральной или Лубянки было ближе, но мы, естественно, дошли до Китай-города. Было начало весны, мокрый снег, ветер, и гомосексуалисты прятались от непогоды в переходе.

В тот вечер  новенький мальчик произвел фурор на Плешке. Удивительной красоты был мальчик. Когда я его увидела, у меня закружилась голова, и я вцепилась в Таньку, чтобы не упасть. Лицо у мальчика было свежее-свежее, и оттого женственное.  Глаза- огромные, распахнутые, синие. Ресницы черные. Рот формы охуенной. Вокруг мальчика собралась куча народа. Пидовки дергали его за рукава куртки. Пытались заглянуть в глаза. Спрашивали, откуда он такой  взялся. Мальчик стоял ошарашенный. Он явно не ожидал столь радушного приема.

-Пойдем, короче,-Танька взяла мальчика за руку.- Выпьем. А то достанут тебя эти.

Слава приехал из Кишинева.  Хотел устроиться на радио ведущим. Сколько таких мальчиков и девочек приезжают покорять Москву... У Славы было большое преимущество. Нереальная красота. Будто не мальчик это, а робот из будущего, созданный для эстетического наслаждения и плотских утех богатых дам и геев.

Со Славой мне было легко и весело. С ним целый день можно было прошляться. Гулять, щуриться от весеннего солнца, вечером пить пиво в ОГИ.

Когда у Славы закончились средства, накопленные для старта в Москве, он начал спать с мужчинами за деньги. Спрос на Славу был высокий.

В начале лета Слава пропал и объявился только в октябре. Когда мы встретились, на Славе была старая замызганная куртка.  И что-то не так было со взглядом. Говорил он со мной, а смотрел, вроде как, не на меня... Слава сообщил, что летом много путешествовал. С одним мужиком ездил в Киев и Одессу, с другим- в Баку, к мужику на родину. В Баку Славу избили за гейство, и у него теперь глаз плохо видит. Еще Слава спросил, нет ли у меня  ненужной одежды, а то он поизносился. Я дала ему джинсы и два свитера. Слава обрадовался, хотя моя одежда была ему маловата.

В нашу следующую встречу Слава рассказывал, что несколько ночей подряд ему было негде спать, и он ходил в ночной клуб, пытался подремать  там. Познакомился с парнем, пошли к нему, трахнулись раз, и Слава заснул. Парню раза было недостаточно, он будил Славу и требовал еще. Потом разозлился и вытащил Славу голого на лестничную клетку, только трусы ему бросил. Слава побил ногой в дверь, а потом, несмотря на холод,  заснул под дверью на коврике.

В конце ноября Слава позвонил и спросил, есть ли у меня суп. Ему необходимо съесть что-нибудь горячее. Пришел. Когда снимал ботинки, сильно запахло бомжом. Я отошла подальше. Слава съел три тарелки супа, четыре котлеты, макароны, пельмени и две сладкие булки с молоком. Я молча на него смотрела. Слава был грязный и потасканный, но все еще красивый.

-Слав,- сказала я,- может, тебе на зиму домой в Кишинев съездить?
-Чего я там не видал? Мать доебываться будет. Я должен сделать Москву.
-Пока что Москва тебя делает.
Слава обиделся. Засопел обиженно, вылез из-за стола, пошел, покачиваясь, пьяный от еды,  надел свои вонючие ботинки...

Больше я его не видела. Он как-то разом пропал. Более того, из наших общих знакомых геев больше о нем никто ничего не слышал. Вряд ли Слава вернулся в Кишинев. Мне кажется, его убили.